Члены Общественных наблюдательных комиссий за местами лишения свободы предлагают использовать практику «немого свидетеля» во время исполнения спецназом «секретных» распоряжений в колониях Северного Кавказа и Южного Федерального округа. Об этом члены ОНК заявили на конференции в Пятигорске.

Двухдневная конференция Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) ЮФО и СКФО на тему «Пути преодоления трудностей общественного контроля» началась в гостинице «Бештау» Пятигорска 5 октября. На конференции также присутствовали сотрудники Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, Общественной палаты РФ, а также Совета Европы.

Основные вопросы, которые интересовали членов ОНК — как наладить взаимодействие с руководством исправительных учреждений, как сократить поток жалоб из тюрем и колоний. Наиболее активный диалог у членов ОНК получился с руководителем отдела правового управления ФСИН РФ Александром Леоновым. В частности, члены ОНК интересовались документами, регламентирующими действия спецназа в колониях ФСИН России с грифом «ДСП» — для служебного пользования.

«Каким документом регламентируются действия спецназа в колониях? Сколько таких документов, можно ли получить к ним доступ до того, как Минюст снимет с них гриф секретности. Входят ли эти документы в перечень тех, что вы подали в Минюст для разблокирования этой секретной информации», — интересовались члены ОНК.

Члены ОНК привели в пример Европейскую практику, предусматривающую нахождение «немого свидетеля» при вводе в места лишения свободы группы спецназа. Визитер не вмешивается в происходящее, а только фиксирует нарушения, допускаемые и спецназом, и заключенными. «Возможно ли такое в нашей России?», — прозвучал вопрос.

Александр Леонов пояснил, что таких документов четыре. Все они представлялись ЕКПП, в Европейский суд по правам человека. Этими организациями давались рекомендации по их совершенствованию.

«Что касается безопасности, конечно, вы к этим документам не должны получать доступа. А то, что касается внешней стороны деятельности, тут я сам готов дать поручение, в соответствии с которым должны приглашаться представители прокуратуры, а теперь, в связи с созданием института общественных наблюдателей, может быть и члены ОНК, — сказал Леонов. – Другое дело, могут возникнуть вопросы с обеспечением их безопасности».

Александр Леонов привел в пример дело «Дедовский и другие против России», рассмотренное Европейским судом по правам человека в 2008 году.

Тогда заявители — семь человек — жаловались на жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение в исправительной колонии, в которой они отбывали наказание. Заявители утверждали также, что расследование обстоятельств нарушений их прав не было эффективным, в результате чего они лишились возможности подать иски о возмещении вреда, причиненного их здоровью.

Европейский суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти допустили нарушение материальных и процедурных требований статьи 3 Конвенции (запрещение пыток), а также нарушили положения статьи 13 Конвенции (Право на эффективное средство правовой защиты). Кроме того, суд единогласно постановил, что государство-ответчик допустило нарушение требований подпункта «а» пункта 1 статьи 38 Конвенции — создание всех необходимых условий для эффективного исследования судом обстоятельств дела.

«Мы проиграли это дело. И чтобы больше не было таких случаев, мы прописали, как должны применяться физическая сила и спецсредства. Каждый случай должен быть оформлен рапортом, начальник учреждения должен проверить обоснованность и законность применения физической силы и спецсредств, а начальник территориального органа должен сделать заключение», — пояснил представитель УФСИН.

Комментируя возможность перевода заключенных из Северного Кавказа, отбывающих наказание в российских тюрьмах, поближе к дому, Леонов сказал, что у ФСИН нет условий для их содержания дома: «Мы исходим из имеющихся у нас возможностей, в соответствии с требованиями Совета Европы».

Некоторые члены ОНК сетовали, что осужденные, которые подвергаются в местах лишения свободы унижающему человеческое достоинство обращению, зачастую отказываются писать жалобы или отказываются от уже написанных.

«По этому вопросу к нам большие претензии от ЕСПЧ, что у нас ни прокуратура, ни ОНК не могут довести до суда дела вот такие дела. Если человека притесняют, надо собрать документы, подать в суд, наказать виновных. И мало того, что прекратить притеснение, еще и выплатить ему соответствующую моральную компенсацию», — сказал Леонов.

Члены ОНК отметили, что количество жалоб из мест лишения свободы неумолимо растет, а «ФСИН всегда отвечает, что жалоба не подтвердилась».

Напомним, что в первый день работы конференции представитель аппарата по правам человека при Президенте РФ Валерий Базунов назвал тему семинара «жизненно важной», исходя из «положения дел в местах принудительного содержания». А представитель Совета Европы Маркус Егер, обратил особое внимание на то, что из России поступает большое количество сообщении о пытках в местах заключения.

Источник